© 2005-2024 «Студия Диалог»
При использовании материалов ссылка на сайт обязательна
Сделано в студии:
Генеральный продюсер:
Евгений Фридлянд
По вопросам концертов и PR:

Премьер-министр Вконтакте    Премьер-министр на Facebook
Одноклассники.ру    YouTube канал группы Премьер-министр

Логотип РуТьюба    
29/09/2004
"Премьер-министра" избрали пожизненно
В то, что «Премьер-министр» будет входить в пятерку самых популярных исполнителей России, 6 лет назад, когда коллектив только формировался, не верил никто, кроме продюсеров Евгения Фридлянда и Кима Брейтбурга и солистов — Жана, Пита, Марата и Славы. О тех тяжелых временах сегодня вспоминать никто не хочет. Все думают только о будущем, в том числе и о грандиозном сольном концерте. Чтобы подружиться с кумирами и получить билетик на незабываемое зрелище, обозреватель «М-Н» решил провести с солистами группы целый день.
С вечера я созвонилась с администратором группы. Мне сказали, что ребята будут ждать меня в 12 часов в «Останкино». Они должны были участвовать в съемках программы. Я подъехала к центральному подъезду здания на улице Королева в 11.45. Через 5 минут из машины вышел Жан, потом появился Пит. Он всю ночь не спал — его маленькая дочка капризничала, и он, как хороший отец, пытался ее успокоить. Еще через пару минут появился Слава. С утра его уже посетило вдохновение, и он написал очередной хит. Напел из него пару строчек.
— Молодец, Слава, ты настоящий хитмейкер! — похвалили его Пит и Жан, — Ты уже записал его на диктофон, чтобы не забыть?
— Конечно. Я всегда ношу с собой диктофон. Песня может родиться у меня в голове в любой момент. Мне пишется всегда и везде. Есть только одна проблема — я воспитан на западной музыке, и поэтому мне непросто адаптировать то, что у меня получается, для нашей эстрады. Но, по-моему, я нашел рецепт создания шлягеров. Надо просто придерживаться середины между гениальной и средней музыкой.
— Где же Марат? — спросила я.
— Вечная история, — сказал Жан. — Он опаздывает всегда и везде.
Пару раз даже на поезд опаздывал.
— Недавно мы ехали на поезде из Киева и ночью сделали остановку, — поддержал его Пит. — Марат вышел на минуту подышать свежим воздухом. Уж не знаю, что он там делал, но назад не вернулся. Мы сидели в вагоне-ресторане и думали, что он пошел спать в свое купе. Уже утром в Москве поняли, что Марата нет. Он оказался без мобильного телефона на какой-то полузаброшенной станции, и ему пришлось ночевать на скамейке. Хорошо, что было лето, тепло.
— Мы уже дарили ему и часы, и какие-то прикольные будильнички, — говорит Слава, — но все бесполезно. У человека напрочь отсутствует чувство времени.
Еще минут через десять появился Марат:
— Ребята, простите, пробки. Сорок минут стоял на светофоре.
— Ладно, пошли, про твои пробки мы уже тысячу раз слышали.
Мы поднялись в студию, но тут оказалось, что Пит забыл сценический костюм.
— Пит, я хоть и опаздываю, но никогда ничего не забываю, — начал нападать на него Марат.
Около полутора часов редакторы программы вместе с участниками группы думали, как выйти из положения. Я молча наблюдала за происходящим и думала, что за то время, пока они все обсуждали, можно было два раза сгонять домой и взять забытый костюм.
Костюм Питу собирали со всего «Останкино». У передачи «Страна советов» позаимствовали прикольную рубашку. Кто-то показывал, как самому красить дома вещи, и рубашка осталась. Она очень подошла Питу под цвет глаз. Шляпу и брюки отыскали в каких-то гримерных. Короче, с миру по нитке — Питу костюм.
Из «Останкино» мы вышли в половине пятого вечера.
— Я такой голодный, сегодня еще ничего не ел, — сказал Жан.
— Мне сказали, что вы вообще перестали есть после того, как похудели, — пошутила я.
— Секрет своего похудения, — начал серьезно Жан, — я
не раскрою никогда и никому. Могу только сказать, что мне помогли танцы. Я действительно оборачивался целлофановой пленкой, шел на дискотеку и отрывался там до утра.
— Несмотря на то что Жаник у нас сильно исхудал, ест он по-прежнему за троих, — заметил Слава.
И вправду в животе журчало. Причем у всех одновременно. Но решили пока не есть, потому что впереди ребят ждала фотосессия, нужны были их свежие лица. А, как известно, лица бывают свежими только натощак.
До спортивно-развлекательного комплекса «Valery Сlub», где проходила фотосессия, меня вез на своем «Пежо» Марат.
Пока ехали, Марат ставил мне новые песни «Премьер-министра».
— Материал просто супер! Мы так старались. Сидели в студии целыми сутками.
Пару раз все переделывали.
— Вы музыкой давно занимаетесь?
— Лет с десяти. И музыкой, и спортом занимался с одинаковым удовольствием. Все не мог решить, что важнее. В конце концов музыка перевесила, и я поступил в военно-музыкальное училище.
— Почему именно в военно-музыкальное?
— С детства мечтал стать офицером. А чтобы совместить карьеру военного с проснувшимися во мне музыкальными задатками, решил учиться на военного дирижера. Тем более Гнесинское и военно-музыкальное училища были примерно одного уровня. Но во время моей учебы случился знаменитый путч, престиж армии и людей в форме резко упал, и я ушел. Окончил школу, отслужил в армии, потом поступил в институт.
— Вы ведь и в спорте много добились? Да, я кандидат в мастера спорта по греко-римской борьбе. В принципе мог бы заниматься дальше, но вовремя понял, что профессиональный спорт быстро изнашивает организм. Сейчас фитнес — неотъемлемая часть моей жизни, но он всего лишь хобби.
— Вы женаты?
— Нет. Так что у вас пока есть шанс.
— Спасибо. Я обязательно подумаю. Мечтаете встретить свою будущую судьбу?
— Со временем она сама найдется.
— А где вы обычно знакомитесь?
— По-разному. На улицах, в транспорте, в ночных клубах.
— А когда знакомитесь, на что в первую очередь обращаете внимание?
— Сначала, само собой, на внешность. Привлекательные лицо и фигура, конечно, вызывают восхищение, но только в первые две недели знакомства, а если кроме них ничего не цепляет, то все быстро заканчивается.
— Какой ваш идеал женщины?
— У меня нет идеала. Не могу сказать, что мне нравятся только блондинки, брюнетки, высокие или маленькие.
— Какой характер должен быть у девушки, чтобы она вас привлекла?
— Спокойный, невзбалмошный.
— Что важнее всего во взаимоотношениях мужчины и женщины?
— Взаимопонимание. И еще, если возникла семья, важно не дать повседневной рутине убить высокие чувства. Люди должны подходить друг другу характерами, у них должны быть общие интересы. Потому что если двоих объединяет только секс, то рано или поздно все надоест.
— Как же не допустить, чтобы любовная лодка разбилась о быт?
— Нужно быть терпимыми, не спорить по мелочам, выдвигая условия типа «сегодня я вымыла посуду, завтра твоя очередь» и т. д. Нет работы мужской и женской, я вот посуду мою запросто.
— Чем еще в свободное время занимаетесь?
— Увы, его очень мало. Иногда выбираюсь в клубы, в кино на ночные сеансы.
— Покупаете там поп-корн и садитесь на последний ряд?
— Да, обязательно. Сидишь, смотришь, лопаешь. Классно. Я очень люблю смотреть фильмы именно в кинотеатрах. Дома гораздо скучнее, я обычно на середине картины уже засыпаю...

Мы подъехали к клубу. Остальные участники группы были уже на месте, причем не одни. К ним приехали их жены. Из-за плотного гастрольного графика ребята практически не видят своих семей. В месяц в лучшем случае неделю проводят в Москве.
Ребят загримировали, и началась съемка. В перерывах между щелчками фотокамер Слава с женой Настей наслаждались плаванием в бассейне, Пит с супругой Еленой и Маратом коротали время на летней веранде, а Жаник с Яной резались в бильярд.
После окончания работы жены разъехались по домам, а ребята наконец решили перекусить. Сделали заказ. Ничего особенного. Помидоры, огурцы, зелень. Пит, Марат и Жан съели по салату — сыр мацарелла с помидорами, Слава — салат «Цезарь», я — мясное карпаччо. На второе ушла баранья корейка на косточке, жареный цыпленок в тандыре, таглиателли с белыми грибами в спивочном соусе и филе сибаса. Приятное времяпрепровождение было как нельзя кстати, так как через пару часов музыканты вылетали на очередные гастрол/. Все так устали, что первое время сидели в абсолютной тишине, и каждый был занят своей тарелкой. Когда время подошло к десерту, самый серьезный из группы, Слава, спросил:
— Вам рассказать про нас всю правду?
— Хотелось бы, — ответила я.
И мы начали нашу беседу.
— Вы каждый день вместе. Не надоели друг другу?
Марат: У нас с общением все нормально. Когда мы дома, то у каждого своя семья, свои личные интересы. Мы расходимся и не видимся максимум день, а на следующее утро встречаемся в аэропорту и кричим друг другу: «Как давно я тебя не видел!»
— Съемки, фотосессии, гастроли... Как такое можно выдержать?
Жан: Мы уже привыкли. Седьмой год живем в таком ритме и другого не представляем.
Пит: Кстати, предыдущая наша фотосессия была в начале весны. Мы приехали в офис, и тут вбегает охранник и орет: «Там все ваши машины побились». С крыши упал лед, и вместо наших автомобилей внизу нас ждала груда железа. Так что день явно не задался. Но сессия у нас тогда все-таки получилась.
Марат: С машинами у нас постоянно что-то случается. Как-то мы приехали с гастролей, а у Пита только родилась дочка. Решили поехать в клуб «Слава» отметить ее день рождения. Втроем — я. Жан и Пит. Прямо перед клубом я въехал в Пита, а он — в какого-то мужика. Моя машина превратилась в хлам. Из «мерседеса» она стала "пежо-206", как в известной рекламе.
— Вы, Марат, значит, были виноваты? Всем оплатили нанесенный ущерб?
Марат: Страховая компания всем все выплатила.
Слава: У Марата были другие проблемы. На него один мужик подал в суд за то, что он его избил, и требовап денежную компенсацию.
Марат: Да никого я не бил. И суд выиграл.
— Как дело было?
Марат: Однажды на гастролях сразу после «Евровидения» решили расслабиться. Выпили слегка. Я пошел в туалет, а там мужик ко мне пристал по поводу «Евровидения». Начал говорить:
«Вот, Россию опозорили». А нам и так было хреново, потому что все нас несправедливо обвиняли. Я не выдержал и врезал ему.
— Вы считаете, он был неправ?
Марат: Я считаю, что мы достойно представили страну. Конечно, мы заняли не то место, на которое рассчитывали, ведь хотелось попасть хотя бы в тройку, но никакой досады не осталось. Песню «Девочка с севера» знали только в Прибалтике, и все три их страны поставили высокие баллы.
Слава: Мне лично было слегка обидно за результат. Но мир узнал о «Премьер-министре», и «Евровидение» положительно повлияло на наш коммерческий успех на родине. После конкурса мы сразу отправились в тур и собирали по 110% залов.
Пит: Хороший опыт был в любом случае. Домой ехали с плохим настроением, считали, что опозорились и нас все заплюют и затопчут. Оказалось, что все наоборот, — нас встречали как национальных героев.
— Получается, что у Марата тогда сдали нервы? И часто такое случается?
Марат: Со мной нечасто. Самый большой драчун в нашей группе — Жаник.
— Я читала, что Жан в вашей группе исполняет обязанности психолога: всех мирит, решает все проблемы со взаимоотношениями.
Слава: Он всегда нейтральная примиряющая сторона. Если сам ни с кем не конфликтует, то всех примиряет.
Жан: Я вообще сам по себе резкий парень. Меня легче всего завести. Но я становлюсь очень взрывным только с посторонними. А в своей семье, куда я отношу и нашу группу, нельзя никогда всерьез ругаться.
Пит: Когда Жаник не выступает в роли психолога, он может выступить в роли боевика. Накидывается на тех, кто мешает другим жить. Недавно мы прилетели в Питер на съемки. В самолете двое пьяных все время дебоширили, шумели, ругались матом. Жанику они очень надоели, и прямо на трапе он начал их чем попало лупить — и руками, и ногами. Все происходило на глазах у ошалевшей публики. Мы долго его. останавливали, но они достали его конкретно.
— Видимо, Жан к тому, времени уже похудел?
Пит: Худые всегда злые. Им есть постоянно хочется.
Жан: Пит так шутит. Просто я очень не люблю, когда другие люди по-хамски относятся к, окружающим. К тому же, перед тем как их бить, я несколько раз попросил вести себя скромнее.-
— Сами-то вы тоже иногда позволяете себе пошалить. Например, на съемках «Форта Боярд». Газеты писали, что вы делали в основном алкогольные упражнения и устроили дебош в гостинице.
— Честно говоря, никто из солистов группы в дебоше не участвовал. Веселилась наша администрация. Хотя если честно, то и их дебош удался на славу. Просто им было очень весело, а французы не привыкли, что люди могут выпить и погулять. С нами были две девушки — какая-то актриса и Маша Ситтель — ведущая программы «Вести». Они тоже вместе с нами выпили. Маша упала в океан, а когда вылезала, вся измазалась и заляпала весь отель. Для французской деревушки, где нас поселили, ее поведение стало событием века, потому что там все живут спокойной размеренной жизнью, кругом одни богатые пенсионеры.
— Что вы пили?
- Виски. Мы гуляли по набережной, иногда громко разговаривали. Разве это дебош? А французы так напряглись, что даже перестали продавать в отеле спиртное, даже пиво.
— Что еще было интересного?
- Самые интересные испытания выпали на долю Марата.
Марат: Вообще-то я хорошо плаваю. Могу под водой метров 20 проплыть. Но мне дали такой тесный аквалангический костюм, что дышать в нем просто нереально. Можно делать только маленькие вдохи. Говорю: «Дайте побольше». «Больше у нас нет», — отвечают. И вот меня опускают в холодную морскую воду. Только, нырну — тут же кончается воздух. В итоге я слишком часто выныривал и не добрался до финиша.
Еще мне досталось общение с крысами. Продюсер программы говорит: «Ты не бойся, там в банке пять милейших маленьких мышек, они стерилизованные и вкусно пахнут".-Я захожу в комнату и вижу там огромных крыс — вонючих, с длиннющими хвостами. На дне банок, в которых они находились, были написаны слова. И чтобы их прочитать, приходилось переворачивать банки,а сделать это можно было только так, чтобы крысы падали тебе на лицо. В итоге они меня всего обгадили и покусали.
Пит: К тому же три дня на море бушевал жуткий шторм. Наш корабль чуть не перевернулся. Волны были с трехэтажный дом. После того как они два раза накрыли наше суденышко, нас решили перевозить вертолетами.
Жан: А Питу вообще достался самый сложный конкурс. Над всем фортом протянули леску, и нужно было пройти по ней, как эквилибрист. Я отошел максимум метра на полтора. Просто времени было очень мало. Если идти потихонечку, то можно было дойти. А быстро идти невозможно, леска раскачивается. Еще никто за всю историю программы не проходил такой конкурс.
Не кто-нибудь, а именно старший брат Питера Джейсона (родился 9 сентября 1976 года в Москве) оказал колоссальное музыкальное влияние на своего младшего братишку. Родители мальчика (папа — профессиональный геолог из Кении, мама — переводчица с английского) к музыкальным увлечениям детей отнеслись с пониманием. Обоих в раннем возрасте отдали в музыкальную школу осваивать фортепьяно. И уже в 8 лет Пит музицировал при большом скоплении народа в Малом зале Большого театра. Играл серьезные классические произведения. Но по-настоящему музыкальный талант Пита раскрылся в Московской хоровой капелле мальчиков, где будущему,«премьеру» пришлось исполнять классику от Баха до Моцарта. И на свои первые заграничные гастроли Пит поехал в составе хоровой капеллы.
В начале 90-х старший брат Питера, успевший поработать клавишником в -Самоцветах» и группе Андрея Державина "Сталкер», собрал собственную группу и назвал ее «Рашн Блэкс» («Черные русские»)- Кроме него и Пита, в коллективе были еще две девочки-мулатки. Экзотическая темнокожая группа два года пользовалась популярностью и не вылезала с гастролей. Ребята несколько раз участвовали в музыкальных программах "50 х 50", «Утренняя звезда» и т. д. Но для дальнейшего развития требовались финансы, отсутствие которых и похоронило группу. Следующие пару лет, по признанию Пита, он бездельничал. От безысходности сам попробовал писать песни и в результате записал целый сольный альбом «Тысяча ночей».
— Мой сольный альбом, — честно признается Пит, — не пользовался бешеным успехом. Продавался он в основном на Горбушке и кое-где в провинции.
В общем, судьба готовила Питу ресторанную карьеру, и в один прекрасный день он оказался в ресторане «Англетеръ». Еще че-рез пару месяцев там появился Жан. Ребята подружились и стали подумывать о совместной работе. Однажды в ресторан случайно заглянул продюсер Евгений Фридлянд, который увидел ребят и сразу же пригласил их в группу.
Пит — самый многодетный отец в группе. V него три дочки. Мишель и Николь — от первого брака. Одной из них 6, другой — 8 лет. Самая младшая Миа, которой в сентябре исполнился год, — общая дочь со второй женой Леной — танцовщицей, которая работает в самом модном клубе Москвы «Лето».
— Кто в вашей группе решил рассказать, что практически у всех у вас есть семьи и дети?
Жан: Я ничего не афишировал, потому что по природе человек скрытный. Есть люди, которые любят, чтобы о них все знали. А я — нет. Просто когда пришли журналисты и спросили о семье, я не стал упрямиться и все рассказал. Если люди хотят знать, почему бы и нет?
— Не боитесь потерять поклонниц, говоря, что несвободны?
Слава: Страх потерять поклонниц — удел слабых артистов. Мы пишем хиты, и пока будем продолжать в том же духе, многочисленная армия наших поклонниц не уменьшится.
— Кто первый «окольцевался» и подал пример другим?
Слава: Пит. Но не скажу, что он подал пример или как-то повлиял на мое решение завести семью.
Марат: Правда, глядя на Пита, мы все убедились, что можно успешно совмещать счастливую семейную жизнь с постоянными гастролями, ненормированным рабочим днем и всеми трудностями и непредвиденными обстоятельствами, связанными с шоу-бизнесом.
— Расскажите, как вы познакомились со своими женами.'Все они из бывших поклонниц?
Слава: Не только бывшие, но и настоящие, хотя, если честно, жены никогда не входили в круг наших фанаток. Что касается моей жены Насти, то мы познакомились на канале МТV, где она работает. Я пригласил ее на концерт, но она отказалась. А вечером того же дня ее близкая подруга пригласила ее в свой ноеый клуб. Настя пришла, и оказалось, что именно там у нас концерт.
Жан: Я познакомился с Яной в ночном клубе. Пришел с другом отдохнуть, кофе попить, а она с подругой была. Когда я ее увидел, то подумал: «Какая молоденькая хорошенькая девчоночка». Они с подругой стояли в уголке и улыбались нам. Мы подошли, познакомились. Меня тогда еще никто не знал. У нас только вышел первый клип. Поэтому знакомилась она со мной не как с артистом, а как с обычным парнем. Сейчас у нас растет сын. Официально отношения мы пока не оформили, живем в гражданском браке. Штамп для нас не главное.
— Жены сопровождают вас на гастролях?
Слава: Нет. Во-первых, тяжело, а во-вторых, им хватает забот с детьми.
— К многочисленным поклонницам не ревнуют?
Жан: Моя жена Яна всегда с подозрением спрашивает про эсэмэски, которые мне приходят на мобильный: «Кто это тебе пишет?» Однако она относится к моим поклонницам спокойно. Считает, что было бы хуже, если бы их не было.
— Жан, говорят, у вас самое большое количество поклонниц.
— Меня поклонницы боятся. Может, у меня такой вид, что ко мне стесняются подходить? Есть, конечно, такие, которые пишут: «Жан, ты моя мечта». Но я отношусь к ним с иронией. Просто я знаю многих девчонок, которые в 15 — 17 лет сходят по мне с ума, кричат: «Мне ничего в жизни не надо, кроме
тебя!» Потом приезжаю в тот же город через два года. И та же девчонка, повзрослевшая на два года, уже смотрит на меня другими глазами и говорит: «Жаник, я ведь тогда совсем маленькая была».
Почти все члены большой цыганской семьи Жана Григорьева-Милимерова (родился 5 декабря 1979 года в Москве) были артистами. Родители работали в знаменитом цыганском ансамбле под управлением Владимира Сакища. Благодаря им Жан уже в 5-летнем возрасте познакомился со сценой — ведь родители брали сына с собой на гастроли. — В первый раз я вышел на сцену со слезами на глазах, — говорит Жан. — Мне было всего 5 лет, и, конечно, я очень боялся публики. Мама заставила меня выйти и станцевать.
Однако родители не стали лепить из ребенка исполнителя цыганских танцев, а отдали в музыкальную школу (в класс скрипки).
- Не могу сказать, — откровенничает Григорьев-Милимеров, — что научился виртуозно владеть инструментом, но скрипка помогла мне понять, что такое музыка. Сколько себя помню, дома я всегда пел. Ночами просиживал возле магнитофона, крутил песни «Бойз ту Мен», Мэрайи Кэри, Уитни Хьюстон и повторял за ними.
Именно кассеты с голосами западных исполнителей и стали его преподавателями вокала.
Уже будучи взрослым, Жан вместе со своим старшим братом Рустамом как-то забрел в ресторан «Англетеръ", где один из его приятелей трудился барменом. Попивая кофеек, ребята в шутку попросили у артдиректора разрешить Жану что-нибудь исполнить.
— Я подошел к клавишнику, — вспоминает Жан, — и попросил наиграть что-нибудь из Майкла Джексона.
И он спел так, что Роман (тот самый артдиректор) безапелляционно заявил: «Ты остаешься у нас работать».
Григорьев-Мипимеров приносил в ресторан записи тех, кого хотел исполнять, а музыканты уже сами придумывали соответствующие аранжировки к известным западным хитам. В основном к песням темнокожих соул-музыкаитов — Брайана Макнайта, Стиви Уандера и т. д. Работа в «Англетере» продолжалась год, пока второй вокалист, Питер Джейсон, также подрабатывавший в заведении, не предложил Жану попробовать свои силы в бойз-бенде.
Сегодня Жаник, кроме своих основных способностей, еще и местный, психиатр. Именно он разводит и сводит на нет все конфликты в группе и решает другие серьезные вопросы. Иногда с помощью кулаков. Сам себя он характеризует как человека прямолинейного.
— Жан, как поклонницы стали на вас смотреть после того, как вы похудели?
Жан: По-разному. Многие считают, что мне так больше идет. Другие говорят: «Жаник был лучше, когда был толстеньким». Но по большому счету ничего не изменилось. Вот Славе всегда достаются сумасшедшие поклонницы.
Слава: Мы были в Сочи. И там одна поклонница лет 30 подошла и сказала, что ее с пяти лет преследовал мой образ, и потом она все время во сне видела, что я отец ее ребенка. И что, наверное, у нее случилось непорочное зачатие, поэтому я и в самом деле отец ее ребенка. Тем более что он так на меня похож. Я ей сказал, что такого просто не может быть. И тогда она подарила мне брелок, где парочка занимается любовью.
Марат: Была в каком-то городе одна девушка, которая каждый вечер стояла под окнами гостиницы и просияа Славу выглянуть в окно. Мы были там три дня, и каждый день она приходила и полночи истошно орапа, умоляя Славу выглянуть. В последний день она кричала особенно сильно, а он все не выглядывал. И тогда она завопила: «Слава! Если ты сейчас не выглянешь в окно, я разденусь догола. Считаю до трех». Она досчитала до трех, после чего мы выглянули в окно. Она стояла совершенно голая. Но тут подъехала милиция, кто-то из соседей вызвал, и ее усадили в машину и увезли.
Слава: Марат, ты не скромничай. Расскажи, как с тобой в прошлом году произошла сказочная история.
Марат: Сам и расскажи.
Слава: Марат у нас поехал в Куршавель кататься на лыжах. Встал на самую спокойную трассу и покатился, обозревая местные красоты. И вдруг мимо промчалась девушка, а за ней огромный амбал.
Марат: Она проехала так близко от меня, что чуть не задела. Я остановился. И тут ко мне подскочили трое здоровяков, сбили с ног, начали на меня орать, тыкать в лицо какими-то ножами. Я, ошарашенный, лежу и молчу. Вдруг ко мне подкатывает та девушка и на французском начинает что-то говорить. «Я только по-английски», — говорю я ей. Она тут же переходит на шикарный английский и начинает извиняться. Помогает мне подняться и предлагает вечером вместе выпить и сходить на дискотеку потанцевать. Как я узнал позже, она была дочерью короля Марокко, который в то время там отдыхал. В Марокко тем временем один журналист сделал карикатуру на короля, как тот катается на лыжах, и его посадили в тюрьму. И тогда в Куршавеле местные французские журналисты около гостиницы, где жил король, устроили забастовку по поводу того, что в Марокко нет демократии.
Тем не менее с его дочерью я с удовольствием пошел вечером на свидание. Она закончила обучение в Англии и была очень европейской девушкой. После ужина и выпитого виски мы пошли на дискотеку. Сначала шла европейская музыка и танцевало много народу. А потом началась арабская, и на танцгтоле мы остались вдвоем. «Мне как-то неловко, что мы одни танцуем», — говорю я ей. «Две секунды», — сказала принцесса, хлопнула в ладоши, и тут же на танцпол выбежали четыре охранника и стали отплясывать вместе с нами.
— Чем все кончилось? Вы воспользовались моментом?
— Что вы, я же цивилизованный человек. На следующий день она уехала, а я остался.
— Может, что-то не на чужбине, а на родине с вами, Марат, забавного происходило?
— Как-то раз одна девушка просочилась перед концертом за кулисы и стала разливаться в комплиментах по поводу моих вокальных способностей. А потом говорит: «Особенно у вашей группы мне нравится песня «А у реки». Я так и сел. Она перепутала нас с «Отпетыми мошенниками». Вот был прикол.
— Вы, наверное, в группе друг над другом постоянно прикалываетесь?
— На гастролях была очень распространена
одна шутка. С нами обычно ездят много человек — музыканты, технический персонал, администраторы, директора. Двое весельчаков, Жан и Слава, обычно собираются и начинают всех разводить. Звонят по номерам и женскими голосами приглашают мужчин на свидание. Через 5 минут в холле собирается огромная толпа. Всем позвонили, все пришли. А там Жаник со Славой сидят и ржут.
— Обычно на гастролях артисты много выпивают. А вы?
— Сейчас уже нет. Мы свое отпили. Раньше, правда, много у потребляли.. Сейчас у нас из бойцов несгибаемым только Слава остался.

Вячеслав Бодолика (родился 18 июня 1977 года в городе Учтены, Молдавия) присоединился к группе уже во время записи первых песен в Николаеве на студии Кима Брейтбурга "Диалог". Ким, собственно, и привел' его к «премьерству». Семья была очень музыкальной. И мама, и отец, и старшая сестра играли на многих инструментах. Учился Слава в музыкальной школе по классу скрипки, был капитаном сборной города по футболу, занимался танцами и к тому же хорошо учился.
Он окончил с красным дипломом училище в Николаеве сразу по двум отделениям — эстрадно-джазовый вокал и скрипка. В свободное время со своей группои «Интро» играл джаз и рок. В 1995 году судьба свеяа его с Кимом Брейтбургом, который пришел в училище в поисках юных дарований.

- Я тогда поступил в Кишиневскую консерваторию, учился на первом курсе, — рассказывает Слава —Раз в месяц приезжал к Киму в Николаев, привозил новые песни. Мы даже планировали записать мой сольный альбом. Но наступил дефолт, и проект накрылся. Ким предложил мне попробовать влиться в трио «Премьер-министр", которое они продюсировали вместе с Фридляндом.
Зимой 1998 года Слава Бодолика специально съездил в Москву, чтобы познакомиться с Евгением Фридляндом, а уже летом, сдав сессию после третьего курса консерватории, приехап в Николаев на запись и привез с собой сразу две песни — «Атомное чувство любовь» и '«Грязные танцы».
— Правда, что у вас недавно украли все деньги и...
— ...и еще ключи от квартиры, мобильный телефон и все документы. Дело было в Петрозаводске.
— Милиция помогла?
— Помогла все восстановить, но не найти.
— А вообще часто с хулиганами приходилось сталкиваться?
— Однажды мне под ноги бросили пачку денег. Я ее сначала поднял, а потом, когда подошли ребята, выбросил. Конечно, ничего они со мной не сделали.
— А с милицией приходилось конфликтовать?
Пит: Со мной был случай, но, правда, давно. Меня задержали
без паспорта. Продержали с проститутками и бомжами в «обезьяннике» пару часов и отпустили.
Марат: Как-то раз в аэропорту нас пытались задержать за шумное поведение. Была ночь никого, кроме нас, в зале не было. Мы очень хотели есть, но ни один ларек не работал. Мы звали кого-нибудь, но никто не шел. В итоге Пит каким-то образом раздобыл несколько сникерсов, и мы стали громко шутить по этому поводу. Тут к нам подошли милиционеры и говорят: «Вы очень громко разговариваете. Пройдемте». Мы засмеялись и сказали, что не пойдем. Тогда нас стали силой тащить в отделение. Когда мы оказались там, нас узнал самый старший и дал разгон своему подчиненному, который нас притащил. Попросил автографы и разрешил шуметь, сколько хотим.
— У вас остается хоть сколько-нибудь времени на себя? Как вы отдыхаете?
Пит: Люблю кино, живопись, вообще искусство. Правда, далеко не во всем разбираюсь. К сожалению, жизнь коротка, а та бы попробовал себя в чем-нибудь еще. Мечтаю прыгнуть с парашютом, но пока не получается из-за плотного графика. Последнее время меня заинтересовал альпинизм. Когда отойду от музыки, наверное, буду лазить по горам.
Марат: Мои увлечения такие же, как у многих. Хожу в кино, раньше посещал спортзал.
Слава: Очень люблю футбол и серьезно им занимался, когда учился в музыкальной школе. А потом надо было делать выбор — спорт или музыка. Поступил в музыкальное училище, но до сих пор поигрываю в команде «Старко». Еще люблю боулинг, бильярд. Моим учителем по русскому бильярду можно назвать Леню Агути-на. Он не оставляет надежды научить меня профессиональным ударам, хотя я и так нормально играю. Кроме того, люблю природу — уж лучше шашлык на свежем воздухе, чем толпы народа в душных клубах.
Тут самый серьезный человек в группе, Слава, посмотрел на часы.
— 21.00. Нужно срочно ехать в аэропорт, в половине одиннадцатого у нас самолет, а в половике первого ночи концерт в ночном клубе Питера.
Ребята засобирались. Быстро как в армии.
Выйдя на улицу, я поняла, что смертельно устала. Слишком уж бешеный, ритм. И тут вспомнила, что забыла спросить о самом главном — предстоящем концерте. Набираю мобильный Славы:
— Слава, а про шоу в «России»?
— Оно будет очень ярким, зрелищным, не похожим на другие. Я со скрипкой появлюсь. Увидите неожиданные дуэты. Пока больше ничего сказать не могу.
На следующее утро мне позвонил администратор группы и спросил, не у меня ли ключ от раздевалки VIP-зала того самого спортивно-развлекательного центра, в котором вчера проходила наша беседа с «премьерами». Я пошарила по карманам и в сумке, но ничего не обнаружила.
— У меня нет, — сказала я.
— За ними, как за малыми детьми, нужно постоянно следить, — огорчился администратор. — Ладно, теперь очень важным гостям клуба придется ждать возвращения в Москву очень важных персон нашего шоу-бизнеса.

"Мегаполис" №39, Мария Миронова